Создаем прекрасный сад

Давно хотела оформить дальний уголок сада у старой сливы, утопаю­щий в сныти. Только никак не могла оп­ределиться с цветом. Бело-голубой цветник там будет совсем уж незаме­тен, желтого в моем саду и так много, красному явно не место у забора. И тут, что называется, «сон в руку» — зад­ремала как-то в электричке, и приви­делся мне сиреневый цветник.

 

Самое трудное было уничтожить сныть. Желания и времени экспериментировать с Раундапом не было, и после изнурительных попыток выбрать корни руками просто сня­ла 20-сантиметровый слой почвы и отпра­вила его в компост. Корни сливы при этом пострадали только с одной стороны. Вмес­то удаленной земли насыпала субстрат из крупнозернистого песка, листового перег­ноя и перепревшего елового опада. Прига­сила кислотность субстрата древесной зо­лой (1 стакан на 1 кв.м). Выбирая растения, пришлось думать не только о цвете. Даль­ний угол сада, образованный двумя сторо­нами забора, был обращен на север. Тень от сливы тоже усугубляла положение. А в по­добном «темном царстве» будет хорошо да­леко не всякому растению.

Решила, что страуснику (Matteuccia struthiopteris), например, там будет комфо­ртно. Рядом с ним посадила примулу мел­козубчатую (Primula denticulate). Ранней весной требовательная к свету примула ус­пеет понежиться на солнышке — ведь слива медлено просыпается после зимы. А после того как сиреневые шары примулы отцветут и страусник выпустит свои «фонтаны» сала­товыхвай, многолетник окажется под ними. Но он будет чувствовать себя неплохо: ле­том наращивать зеленую массу на солнце гораздо труднее, чем в тени. Ближе к запад­ной стенке забора поместила василистник водосборолистный (Thalictrum aquile-gifoli- um). Шикарные сиреневые облака его соц­ветий видньи издалека. Разросшийся васи­листник больше напоминает цветущий кус­тарник, нежели травянистое растение.

Место у восточной части забора отдала бадану толстолистному (Bergenia crassifolia). Его сиреневые колокольчатые цветки, собранные в густое соцветие на пурпурных цветоносах, особенно хороши на закате, когда их окраска выглядит более насыщен­ной. А кожистые листья каждую осень окра­шиваются в багрянец. В середину, где больше солнца, между великаном василистником и баданом явно напрашивалось пере­ходное растение, которое уравновесило бы композицию. Туг я и вспомнила об удиви­тельно нежной и воздушной гвоздике пыш­ной (Dianthus su-perbus). Этот многолетник прекрасно вписался в цветник, на второй год после посадки разросся и занял все от­веденное ему пространство. Отцветая, гвоздика превращается в куртинку непри­метной темно-зеленой травы.

Отвоеванный у сныти уголок обнесла волнообразной пластмассовой лентой. Но помогала она мало — тянущиеся к плодород­ной почве корни сорняков преодолевали защитную полосу.  Поэтому припасла летники на край цветника: все равно его пе­рекапывать. В бордюре от­лично смотрелись агератум Хоустона (Agératum housto- nlanum) и лобелия эринус (Lobelia erinus) с сиренево­синими и сиренево-розовы­ми цветками.

В первый же год «сире­невый сон» порадовал меня непрерывным цветением. В апреле зацвела примула, с середины мая к ней’присое- динился бадан, а потом их Сменил, василистник. Кста­ти, он бывает декоративен и в пору плодоношения. В ию­ле сиреневая «волна» пере­катывалась в центр компо­зиции, где дружно раскры­вала свои бутоны растре­панная гвоздика. С середи­ны лета и до первых замо­розков по краю цветника красовались пушистые ша­рики агератума и мелкие звездочки лобелии. Красне­ющие в преддверии первых заморозков листья бадана издалека походили на цве­ты Совершенно неожидан­но порадовала обилием си­ренево-малиновых плодов старая слива. Видно, она откликнулась на полив и удобрение.

Все посаженные мной растения предпочитают пло­дородную, умеренно влаж­ную, суглинистую почву. Многолетники легко разм­ножаются делением ранней весной. Исключение — при­мула мелкозубчатая, кото­рую делю после цветения. Весь уход сводится к поли­вам, растениям хватает ра­зового внесения перегноя весной в верхний 5-санти­метровый слой почвы. Слетниками, конечно, немного сложнее, ведь каждый раз нужно вынашивать рассаду. Черные семена агератума очень мелкие, а у лобелии — просто коричневая пыль. И те, и другие сею после 15 марта и емкости помещаю в полиэтиленовый пакет. До появления ростков не допус­каю пересыхания почвы.

В конце апреля сеянцы пикирую в торфяные гор­шочки. В каждый при пики­ровке лобелии помещаю по 2-3 шт. Подкармливаю удоб­рением для комнатных цве­тов. В грунт летники выса­живаю в середине июня. Сейчас «сиреневому сну» уже пять лет. Многолетники прошли этап омоложения и разрежения посадок. Поу­тих мой энтузиазм по выра­щиванию рассады. Мне за­хотелось поменять компо­зицию. В этом году вместо агератума и лобелии раска­чивает своими светло-сире­невыми шарами лук-слизун. На столь неожиданный по­ворот меня подтолкнуло практическое применение темно-зеленых с сизым от­тенком листьев. Сочные, мясистые, с тонким чесноч­ным привкусом, они до поздней осени сохраняют свою зелень нежной. Не об­ременительно и ежегодное осеннее деление разраста­ющихся гнезд. Кстати, в это время можно спокойно пе­рекопать край цветника и выбрать корни сорняков.

В конце концов убрала красивую, но ненадежнуюгвоздику пышную: летние дожди превращают изящ­ные лепестки этой красави­цы в жалкие тряпочки. Те­перь «золотую» середину занимает карликовый сорт хризантемы корейской (Chrysanthemumx koreanum) Чебурашка с ярко-сирене­выми махровыми цветками. На зиму этот многолетник придется укрывать лапни­ком, зато он будет радовать долгим цветением.

После зимы позапрош­лого года примулы заметно поредели, поэтому еще осенью подсадила к ним крокусы (Crocus), Ремемб-ранс (Remembrance) и Пик­вик (Pickwick). Эти мелколу­ковичные неприхотливы,3-4 года не требуют пересадки, рано пробуждаются, у них симпатичные полосатые листья. И хотя в этом году- сиреневый уголок сада слегка поменял полутона и оттенки, его стиль остался- прежним: он милый, неброский и как бы нереаль­ный… как сон.

источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ